Набережная улица и арка.Триумфальная арка была построена в честь проезда через Мариинск наследника престола, будующего императора Николая 2.

По ссылке фотография сделанная с того же места в наши дни

Валерий ПРИВАЛИХИН, писатель

НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА В МАРИИНСКЕ

Среди страниц истории города Мариинска есть одна, едва ли известная широкому кругу читателей: через Мариинск, тогда уездный городок Томской губернии, стоящий на Сибирском тракте, в конце девятнадцатого столетия проезжал и даже останавливался на ночлег последний русский император Николай Второй. Строго говоря, императором он стал спустя три года, а в ту поездку был наследником русского престола и обращались к нему Его Императорское Высочество. Но это уже уточнение, которое не искажает сути.
Как оказался Николай Второй в Сибири? Это тоже, думаю, мало известно читателю, поэтому коротко расскажу.
В конце 1890 года двадцатидвухлетний наследник престола в сопровождении свиты, куда входили князья В.А. Барятинский, Н.Д. Оболенский, В.С. Кучебей, Э.Э. Ухтомский и другие, отправился на фрегате «Память Азова» в долгое путешествие. Длилось оно девять с половиной месяцев, было пройдено расстояние свыше 20 тысяч миль, позади остались Греция, Порт-Саид, Каир, Суэцкий канал, Аден, Коломбо, Бомбей, Сайгон, Гонконг, Нагасаки, многие другие порты, города, земли стран Востока. Пустившись в путешествие 4 ноября 1890 года, наследник цесаревич ступил на русскую землю в городе Владивостоке 11 мая 1891 года. Во Владивостоке будущий последний русский самодержец пробыл неделю. Как известно, 19 мая 1891 года было положено начало строительству Великого Сибирского рельсового пути. Будущий царь лично наложил лопатой в тачку земли и свез ее к полотну строящейся дороги, участвовал также в закладке станционных зданий, а на другой день после этого события состоялся отъезд из Владивостока. Путь пролегал по землям Азиатской и Европейской России и проходил быстро. Уже 3 июля, то есть через полтора месяца со дня отбытия из Владивостока цесаревич въехал в пределы Томской губернии. Естественно, извещенные телеграммами о приезде Великого Князя, и население, и руководители губернии готовились его встречать. Готовились в том числе и в Мариинске. Для экипажа высокого гостя подыскивались лучшие почтовые ямщики, шла выборка лошадей, город украшался. Около перевоза через Кию, где должен был высадиться государь наследник цесаревич в город, была выстроена специальная арка, а также помост. Арка и помост были украшены: арка увита цветами и зеленью, помост весь застлан коврами; мелькали государственные флаги. Будущий царь выехал из города Ачинска в половине восьмого утра. Известно было, что в Мариинске ждать его нужно лишь к вечеру и что он заночует в Мариинске. Под ночлег определена была квартира в здании уездного училища и здание училища тоже было украшено.
Весь день постоянно прискакивали гонцы-информаторы. В половине первого в селе Большой Косуль ожидаемый высокий гость в специально устроенном шатре завтракал, в 4 часа в Тяжине — пил чай. Согласно полученной из Боготола телеграмме, ожидать прибытия государя наследника нужно было ранее восьми вечера. У покатого помоста, устроенного от реки к верху, на горный берег, где установили арку, стояли давным-давно учащиеся женских и мужских училищ, чины разных ведомств при полном параде, депутаты с хлебом-солью. Мариинский городской голова Савельев со всеми гласными думы, волостные старшины Боготольской, Почитанской, Зыряновской, Дмитриевской волостей, особо избранные представители от этих волостей — тоже. Даже из далеких Тутал-Чулымских приехали представители. Ну, а далее от арки толпился простой народ. В девятом часу прискакал нарочный, объявил, что государь наследник цесаревич выехал с последней станции. Прибыли вслед за нарочным начальник губернского жандармского управления вместе с мариинским исправником Новогонским. Теперь-то уж ясно было: высокий гость появится с минуты на минуту.
Не буду излагать события от своего имени, тем более что сохранились записки очевидцев и участников встречи Николая Второго в Мариинске: «Ровно в 9 часов 15 минут на противоположной стороне реки по тракту показались быстро мчавшиеся экипажи. Баркас, устроенный специально для перевоза Его Высочества через реку, стоял уже у того берега вместе с гребцами (из местных купцов), одетыми в богатые русские костюмы: там же находился и горный исправник Перегонец. Так как в то время было уже темно (хотя иллюминация была устроена и на той стороне реки) — разглядеть ехавших было трудно. Что высокий путешественник прибыл уже к берегу реки узнали только по раздавшимся там восторженным крикам «ура» стоявшего за рекою Киею народа.
Как только баркас достиг половины реки, все воспитанники и воспитанницы (учащиеся прогимназии и училищ — В.П.) запели народный гимн, который подхватили все стоявшие рядом, а затем раздались заглушившие все крики «ура» многотысячной толпы. Его Высочество поднимался по помосту. На середине площадки городская депутация встретила его с хлебом и солью: затем сейчас же поднесли хлеб и соль на серебряных блюдах и депутации от волостей, которым Его Высочество, принимая хлеб и соль, изволил сказать: «Спасибо, передайте мою благодарность всем крестьянам». После этого Его Высочество в одной коляске с начальником губернии и в сопровождении свиты направился в собор св. Чудотворца Николая, где, встреченный у входа городским духовенством со св. Крестом и хоругвями, выслушал краткое молебствие.
Все время с проезда от пристани к собору и от собора к квартире, коляску Его Высочества окружал народ. Несмотря на общее стремление всех быть ближе к коляске, особой толкотни не было. Пока был ужин, и Его Высочество не лег спать в 12 часов ночи квартиру окружал народ, почти несмолкаемо кричавший «ура».
Его Высочество утром выходил на балкон и кланялся народу. Ровно в семь часов последовал отъезд в Томск».
Вот, собственно, и все, что связано с длившимся лишь около десяти часов пребыванием государя наследника цесаревича в Мариинске по пути из Владивостока в Петербург.
Скажу в заключение, что арка, построенная специально к приезду высокого гостя, была названа царской, ею мариинцы гордились. На дореволюционных открытках с видами города царскую арку можно видеть. Когда ее снесли, спалили ли — сказать затрудняюсь. Собор во имя св. Николая простоял до тридцатого года. В стену храма была вмурована мраморная дощечка, на которой была сделана золотыми буквами соответствующая надпись в память о посещении главной мариинской церкви государем наследником.
После революции — это по воспоминаниям старожилов — мемориальную дощечку заклеили, закрасили под цвет стен храма. Однажды, уже в 1930-м году, кажется во время богослужения, зашлепка на мемориальной дощечке отвалилась и дощечка предстала взорам верующих. Разговоров по этому поводу в городе было много, воспринималось это событие как знамение, как чудо... Церковнослужителям за это «чудо» пришлось отвечать перед ОГПУ, достойной предшественницей НКВД... Была, разумеется, памятная доска и на здании уездного училища. И тоже, разумеется, сгинула, куда — неведомо...


>>>[на главную]<<< >>>[ ]<<<